Обвинение по тяжкому преступлению в Нью-Йорке

Обвинение по тяжкому преступлению в Нью-Йорке

  Тяжким преступлением (felony) считается преступление, за которое обвиняемому грозит тюремное заключение на более, чем 1 год. Обвинение по тяжкому преступлению более серьезно, чем по менее тяжкому преступлению (misdemeanor), которое является преступлением, за которое обвиняемому грозит не более, чем 1 год заключения. Обвинение по тяжкому преступлению в Нью-Йорке также ведет к дополнительным негативным последствиям в трудоустройстве, иммиграционной сфере, профессиональном лицензировании, правах на жилище, правe на голосование, и других.  В Нью-Йорке все тяжкие преступления разбиты на несколько классов: от класса “А” до класса “Е”, с тем, что класс “А” является наиболее тяжелым. Приговор подсудимого, в случае осуждения, зависит от этой классификации.

Максимальное наказание по классу “А” это пожизненное заключение. Класс “B” – максимальное наказание 25 лет заключения. Класс “C” – до 15 лет. Класс “D” – до 7 лет. Класс “E” – до 4 лет тюрьмы.  Тяжкие преступления также классифицируются как насильственные и ненасильственные, связанные с наркотиками или нет. На основании этой классификации и наличия у подсудимого предыдущих судимостей по тяжким преступлениям, приговор может предусматривать определенный минимальный срок тюремного заключения.

Каковы примеры различных обвинений по тяжким преступлениям и как они отличаются от менее тяжких? Давайте проанализируем обвинение в нанесении менее тяжких телесных повреждений 3-й степени (PL 120.00(1)), являющееся менее тяжким преступлением. Его элементами являются: намерение нанести травму другому лицу и нанесение такой травмы этому либо третьему лицу. Если добавить определенные дополнительные элементы, такое преступление может быть квалифицировано как нанесение телесных повреждений средней тяжести 2-й степени, которое становится тяжким преступлением класса “D”. Например, если во время совершения нанесения менее тяжких телесных повреждений 3-й степени, подсудимый использовал опасный инструмент, или травма, нанесенная жертве, является серьезной, или если потерпевший был одним из перечисленных в законе официальных лиц (т.е. полицейский офицер, прокурор, работник транспортного агентства, и т.д. при исполнении своих служебных обязанностей), тогда любой из этих дополнительных элементов поднимет это менее тяжкое преступление по нанесению телесных повреждений 3-й степени до уровня тяжкого 2-й степени.

Ранее упомянутый опасный инструмент, может быть любым предметом в руках подсудимого, который был использован во время нанесения телесных повреждений. То есть, когда подсудимый во время драки с другим человеком использует такой предмет, как бутылка, нож, ключ, машина, отвертка, палка или любой другой предмет, который может быть отнесен к оружию во время драки, статья о нанесении менее тяжких телесных повреждений 3-й степени будет повышенa до обвинения по статье о нанесении телесных повреждениях в качестве тяжкого преступления класса “D”, судимость по которой влечет за собой более долгое тюремное заключение и более тяжелые последствия.

Таким образом, когда человек обвиняется в совершении тяжкого преступления и таким образом ему грозят более тяжелые последствия, этот человек имеет право на дополнительный уровень защиты, чтобы убедиться, что эти обвинения по тяжкому преступлению были правильно зарегистрированы в этом деле. Человек, которого обвинили по статье о тяжком преступлении, имеет абсолютное право, чтобы его дело было представлено прокурором большому жюри. Для того, чтобы прокурор мог продолжать вести дело по обвинению в тяжком преступлении, большое жюри должно подтвердить эти обвинения большинством голосов и подписать обвинительное заключение.

Большое жюри задумывалось как часть системы сдержек и противовесов, предотвращая дело от передачи на процесс с присяжными заседателями лишь на основании голословных утверждений прокурора или полиции. И штатный закон Нью-Йорка, и федеральный закон, требуют представления дела в большое жюри и обвинительного заключения для ведения дела по обвинению в тяжком преступлении, если только подсудимый сам от этого не откажется. Часто, как часть сделки с правосудием, подсудимые могут отказаться от своего конституционного права и согласиться признать себя виновными взамен на снисхождение прокурора или судьи. В таких случаях процесса с присяжными не будет.

Тем не менее, если подсудимый не отказывается от этого своего права, прокурор должен убедить большое жюри, независимую группу обычных граждан, что существует обоснованное подозрение, что преступление было совершено. Большое жюри может заставить свидетелей давать показания. В отличии от процесса с присяжными заседателями, действия большого жюри являются секретными, подсудимый и его адвокат не присутствуют во время дачи показаний свидетелями, за исключением времени, когда подсудимый сам дает показания. Судья также отсутствует. Решением большого жюри является либо подтверждение обвинений большинством голосов, либо закрытие дела. Присяжные обычно выбираются из того же списка, что и присяжные заседатели для процесса, и принимают участие определенный период времени.

Если большое жюри подтверждает обвинения, оно выносит обвинительное заключение против подсудимого, и дело продолжается. Если большое жюри не подтверждает обвинения, дело закрывается. Есть исключение, когда прокурор может вновь представить дело позднее, при определенных обстоятельствах. Также возможно, что большое жюри не подтвердит обвинение по тяжкому преступлению, но выпишет обвинительное заключение по сопутствующей менее тяжкой статье. В нашем примере с нанесением телесных повреждений, если большое жюри не поверит, что подсудимый использовал опасный инструмент или оружие, большое жюри может вынести обвинительное заключение обвиняемому лишь по менее тяжкой статье. Если большое жюри выписывает обвинительное заключение по тяжкой статье, дело продолжается в Верховном суде. Если большое жюри подтверждает лишь менее тяжкие статьи, дело будет передано в суд низшей инстанции (Уголовный суд города Нью-Йорка, окружные суды графств Нассау или Сaффолк, либо городские или местные муниципальные суды).

Многие обвиняемые по тяжким статьям и их адвокаты становятся перед серьезным выбором – давать показания большому жюри или нет. Во-первых, на первом заседании суда после ареста за тяжкое преступление, у подсудимого есть право зарезервировать свое право на дачу показаний большому жюри. Для реализации этого права, адвокат подсудимого должен вручить прокурору уведомление о даче показаний. После того, как такое уведомление вручено, прокуратура обязана дать подсудимому возможность рассказать свою историю большому жюри, когда дело будет представлено. Это делается путем почтового или иного уведомления подсудимого о месте, дате и времени, когда дело будет представлено большому жюри. Мы хотим повторить, что действия большого жюри являются секретными, и подсудимый не сможет слушать или читать показания других свидетелей перед своими показаниями.

В нашей практике, когда мы имеем дело с клиентом, обвиненным по тяжким преступлениям, мы всегда оцениваем, помогут ли показания подсудимого его защите. Если мы думаем, что да, мы делаем дополнительный шаг для принятия окончательного решения. Так как все, что клиент говорит своему адвокату, является конфиденциальным согласно Правилам Профессиональной деятельности штата Нью-Йорк, и не может использоваться в суде против воли клиента, он должен рассказать все факты своему адвокату, чтобы тот мог правильно оценить дело перед тем, как принять такое радикальное решение, как дача показаний большому жюри.

Если мы думаем, что показания клиента могут быть полезны для его защиты, мы собираем несколько адвокатов уголовной защиты с многолетним опытом работы в нашей фирме и все вместе организуем тренировочный процесс представления дела большому жюри. Один из адвокатов играет роль прокурора и задает вопросы, которые скорее всего задаст прокурор, стараясь поймать нашего клиента на даче ложных показаний, несоответствии показаний, или показать, что показания неправдоподобны. Другие адвокаты играют роль членов большого жюри, слушающих эти показания и решающих, можно ли верить свидетелю. Таким образом, мы пытаемся оценить, является ли история клиента правдоподобной и будет ли он хорошим свидетелем для большого жюри. С одной стороны, если подсудимый уверен, что он ни в чем не виноват, и хочет рассказать свою историю большому жюри, это может быть ему выгодно, так как большое жюри, если оно ему поверит, может просто закрыть дело. Если же большое жюри не поверит подсудимому и вынесет обвинительное заключение, прокуратура будет знать линию защиты наперед, так как подсудимый не может сам себе противоречить, когда пойдет на процесс с присяжными заседателями. Таким образом, дав показания и получив обвинительное заключение, подсудимый будет вынужден продолжать защищаться с теми же фактами, которые он однажды уже рассказал большому жюри и о которых прокуратура услышала до процесса.

С другой стороны, подсудимый, дающий показания большому жюри, должен отказаться от своего права согласно 5-й поправке к Конституции не давать показания против самого себя, и у него нет неприкосновенности от продолжения ведения дела прокуратурой. Также, показания даются под присягой, и, если подсудимый обманывает под присягой, он подставляет себя под уголовное обвинение в даче ложных показаний. Когда подсудимый дает показания большому жюри, он открывает себя для перекрестного допроса прокурором, и нет никого, кто мог бы возражать против вопросов прокурора. Обычно, если подсудимый действительно хоть в чем-то виновен, очень рискованно давать показания большому жюри, так как опытный прокурор может вытащить признательные показания из подсудимого во время перекрестного допроса и может использовать показания подсудимого для усиления дела и может также получить недостающую информацию, необходимую для того, чтобы добиться осуждения позднее, во время процесса.

Нужно участие команды опытных уголовных адвокатов, чтобы оценить дело по обвинению в тяжком преступлении, с тем, чтобы грамотно дать совет клиенту, стоит ли ему давать показания большому жюри или отказаться от этого права и предоставить возможность прокурору представлять только их версию дела.

Важно понимать, что большое жюри не решает вопрос вины или невиновности обвиняемого. Большое жюри выписывает обвинительное заключение, т.е. подтверждает, что обвинения правомочные. Вина или невиновность будут определяться позже присяжными заседателями (за исключением случаев, где подсудимый признает вину путем сделки с правосудием и процесс не проводится).

Решение, давать ли показания большому жюри, является очень важным. Если большое жюри верит обвиняемому, оно может полностью закрыть дело. Таким образом, мы относимся к конституционному праву обвиняемого очень серьезно. Если мы верим, что изложение фактов нашим клиентом правдоподобно, мы будем использовать весь наш опыт, прошлый опыт прокурорской работы, и командный подход, чтобы оптимизировать процесс принятия решения относительно дачи клиентом показаний большому жюри.

Если вам нужна помощь с уголовной защитой или второе мнение насчет вашего дела, пожалуйста, обращайтесь в нашу фирму.